Публікацыі супрацоўнікаў музея

Погребальные памятники рубежа н.э. нижнего Посожья

вкл. .

Драбышэўскі А.І.

Первые сведения о погребальных памятниках ("поля погребений") Верхнего Поднепровья восходят еще к началу XX века [1]. Некоторые из них, в том числе и расположенные на территории Нижнего Посожья, в 50-е годы Ю.В. Кухаренко предположительно отнес к зарубинецкой культуре [2]. Тем не менее, до недавнего времени достоверные данные о погребальном обряде населения Нижнего Посожья рубежа н.э. отсутствовали. В этой связи особый интерес представляют обнаруженные В.А. Литвиновым и О.А. Макушниковым в 1982 г. следы бескурганного могильника у д. Юрковичи Ветковского района Гомельской области, где было выявлено одно полуразрушенное трупосожжение (погр.1) [3].

Памятник расположен в урочище Сиянская Гора у северо-западной окраины деревни на правобережной надпойменной террасе р. Сож по дороге из д. Юрковичи в д. Шерстин. Территория могильника повреждена карьером и окопами времен Великой Отечественной войны (рис. 1Б). В 1985-1986 гг., в связи со строительными работами, автором на площади около 800 кв. м в южной и западной частях памятника исследовано еще 18 трупосожжений разной степени сохранности [4]. Из-за последствий аварии на Чернобыльской АЭС работы на территории Юрковичского могильника были прекращены и часть его осталась не исследованной. Ниже приводится описание погребений и основные результаты раскопок.

Драбышэўскі А.І.

Первые сведения о погребальных памятниках ("поля погребений") Верхнего Поднепровья восходят еще к началу XX века [1]. Некоторые из них, в том числе и расположенные на территории Нижнего Посожья, в 50-е годы Ю.В. Кухаренко предположительно отнес к зарубинецкой культуре [2]. Тем не менее, до недавнего времени достоверные данные о погребальном обряде населения Нижнего Посожья рубежа н.э. отсутствовали. В этой связи особый интерес представляют обнаруженные В.А. Литвиновым и О.А. Макушниковым в 1982 г. следы бескурганного могильника у д. Юрковичи Ветковского района Гомельской области, где было выявлено одно полуразрушенное трупосожжение (погр.1) [3].

Памятник расположен в урочище Сиянская Гора у северо-западной окраины деревни на правобережной надпойменной террасе р. Сож по дороге из д. Юрковичи в д. Шерстин. Территория могильника повреждена карьером и окопами времен Великой Отечественной войны (рис. 1Б). В 1985-1986 гг., в связи со строительными работами, автором на площади около 800 кв. м в южной и западной частях памятника исследовано еще 18 трупосожжений разной степени сохранности [4]. Из-за последствий аварии на Чернобыльской АЭС работы на территории Юрковичского могильника были прекращены и часть его осталась не исследованной. Ниже приводится описание погребений и основные результаты раскопок.

Cтраница 1

Погребение 1. Остатки захоронения зафиксированы на материке в виде серого пятна округлой в плане формы диаметром около 0.5 м. Верхняя часть погребения разрушена во время строительных работ на глубину до 0.4 м. В пределах пятна встречена зола, мелкие угли и несколько пережженных костей.

В юго-западной части пятна и за его пределами найдено несколько фрагментов груболепной керамики, в том числе и от миниатюрной стопки (рис. 3:1-4).

Погребение 2. Остатки сожжения помещены в округлую яму диаметром 0.5-0.6 м вместе с остатками погребального костра. Пережженные кости рассыпаны по всей яме. Глубина погребения от уровня зачистки достигала 0.2 м. Среди пережженных костей найдены: железный втульчатый наконечник копья (рис 3: 17), нож с горбатой спинкой (рис. 3:16), фрагментированная подковообразная фибула (рис. 3:8) и обломок железного предмета (рис. 3:9). Здесь же находились фрагменты верхней части груболепного горшка, наружные стенки которого покрыты неглубокой редкой штриховкой (рис. 3:15), а также 5 стеклянных посеребренных бусин (рис. 3:10-14).

Погребение 3. Разрушенное. От погребения сохранилось скопление пережженных костей на материке диаметром 0.5-0.6 м, среди которых лежала синяя глазчатая стеклянная бусина (рис. 4:2).

Погребение 4. Разрушенное. На материке сохранилось скопление пережженных костей диаметром до 0.6 м. Среди них найдены 3 бронзовые спиральки (рис. 3:5-7).

Погребение 5. Помещено в яму овальной в плане формы, размером около 1.55 x0.6 м. Яма ориентирована по линии север-юг. У западной стенки прослежена зольно-угольная полоса длиной около 1.5 м и шириной до 0.15 м.

Пережженные кости перемешаны с остатками погребального костра. Глубина погребения от уровня зачистки около 0.15 м. В северной части захоронения, несколько выше дна ямы, стоял груболепной горшок, верхняя часть которого разрушена под давлением грунта (рис. 2; 4:1).

Погребение 6. Помещено в яму овальной в плане формы, размером около 1.0 х 1.5 м. Погребение ориентировано по линии север-юг. В восточной части ямы на глубине 0.09 м прослежена зольно-угольная полоса длиной 0.98 м и шириной 0.08 м.

Пережженные кости перемешаны с остатками погребального костра. Глубина ямы от уровня зачистки 0.25 м. На глубине 0.11 м в юго-восточной части захоронения найден обломок железной пружины от фибулы (рис. 4:3).

Погребение 7. Обнаружено в 2 м к западу от погребения 6. Погребальная яма округлой в плане формы, размером около 0.6 х 0.8 м, слегка вытянута по линии северо-восток-юго-восток. Глубина от уровня зачистки 0.23 м. Пережженные кости ссыпаны в яму вместе с остатками погребального костра.

Вещи не найдены.

Погребение 8. Помещено в яму овальной в плане формы, размером около 0.6 х 1.05 м. Ориентирована по линии СЗ-ЮВ. В заполнении ямы встречена зола. Глубина погребения от уровня зачистки до 0.2 м. На глубине 0.18 м на боку лежала донная часть груболепного горшка (рис. 4:8). Верхняя часть сосуда разрушена во время строительных работ. В нем лежали пережженные кости, зола и железная фибула среднелатенской схемы близкая типу G/Hпо И. Костшевскому (рис. 4:10) Несколько пережженных костей находилось и вне урны-горшка.

Погребение 9. Остатки сожжения помещены в яму овальной в плане формы, размером около 0.85 х 0.95 м, которая ориентирована по линии С-Ю. Южная часть погребения повреждена дорогой. Глубина ямы от уровня зачистки - 0.4 м. У восточной стенки ямы на глубине 0.1 м прослежена зольно-угольная полоса длиной 0.54 м и шириной 0.11м.

Пережженные кости были разбросаны по всей яме и перемешаны с углем и золой. Встречены лишь отдельные фрагменты груболепной керамики.

Погребение 10. Сохранилась только нижняя часть погребальной ямы округлой в плане формы диаметром 0.5-0.6 м на глубину до 0.15 м от уровня зачистки. Пережженные кости встречены по всей яме вместе с остатками погребального костра. Из вещей найдены только обломок железного предмета (рис. 4:5) и мелкие фрагменты груболепной керамики.

Погребение 11. Погребальная яма овальной в плане формы, размером около 2.6 х 1.2 м, ориентирована по линии С-Ю. В заполнении ямы встречены уголь и зола, У западной стенки ямы прослежена зольно-угольная полоса на глубине 0.25 м. Ее длина 0.58 м, ширина-0.05 м. Пережженные кости рассыпаны по всей яме вместе с остатками погребального костра. Глубина погребения от уровня зачистки достигает 0.32 м. В северной части ямы, несколько выше дна, стоял груболепной горшок (рис. 4:9) К юго-западу от него на глубине 0.24 м находился массивный железный нож с горбатой спинкой (рис. 4:11), а под ним стеклянная глазчатая бусина синего цвета (рис. 4:6).

Погребение 12. Помешено в яму округлой в плане формы, размером 1.3 х 1.1 м. В восточной части ямы прослежено зольно-угольное пятно размером 0.36 х 0.68 м с включением фрагментов груболепной керамики и пережженных костей. Последние находились и в других частях погребальной ямы. Глубина погребения от уровня зачистки достигает 0.3 м. Почти в центре ямы находилась нижняя часть груболепного горшка (рис. 4:7; 5:1), в котором лежала одна пережженная кость, попавшая туда: видимо, случайно.

В северной части ямы, судя по окислам, лежала полностью разрушенная железная фибула латенской (?) конструкции.

Погребение 13. Помещено в яму округлой в плане формы, размером 1.24 х 1.12 м. Глубина погребения от уровня зачистки до 0.25 м. Встречена зола, пережженные кости, 27 стеклянных посеребренных и голубого цвета бусин (рис. 5:9), мелкие обломки железных предметов и часть пружины бронзовой фибулы (рис. 5:3).

Погребение 14. Погребальная яма овальной в плане формы, размером 2.25 х 0.8 м. Ориентирована по линии С-Ю. Пережженные кости встречены в разных частях ямы. Почти в центре западной и восточной стенок погребения на глубине 0.18 м прослежены пятна красноватой охры. Глубина погребения от уровня зачистки достигает 0.25 м. В центральной части ямы стояли два небольших груболепных горшка (рис. 2), один из которых полностью разрушился (рис. 5:2). Внутри одного из них (южного) находилось несколько пережженных костей. У северного горшка на глубине 0.17 м лежали бронзовые височные кольца (рис. 5:4,6,7). К северу от горшка и под ним находились пережженные кости, в основном, черепа.

Погребение 15. Захоронение расположено в 1 м к югу от погребения 14. Оно помещено в яму овальной в плане формы, размером около 2.3 х 0.76 м, ориентированную по линии С-Ю. Глубина погребения от уровня зачистки до 0.3 м. В центральной части ямы находились два груболепных горшка (рис. 5:12,14), причем более южный лежал на боку. Между ними на глубине 0.13 м найден кусок красноватой охры. К северу от второго (южного) горшка лежали два бронзовых височных кольца (рис. 5:5,8), а также две стеклянные посеребренные бусины (рис. 5:10,11).

Пережженные кости встречены, в основном, в центральной части погребальной ямы, хотя есть они и в других ее частях.

Погребение 16. Помещено в яму овальной в плане формы, размером 1.2 х 0.8 м, ориентированную по линии С-Ю. Глубина погребения от уровня зачистки до 0.25 м. В северной части встречены фрагменты груболепной керамики, здесь же находилась и основная масса пережженных костей, смешанных с остатками погребального костра. У западной, восточной и южной стенок ямы прослежены следы четырех столбовых ям диаметром 0.15-0.2 м углубленных в материк до 0.3 м (рис. 2).

Погребение 17. Помещено в погребальную яму трапециевидной в плане формы с закругленными углами, размером 1.1 х 0.5 м, которая ориентирована по линии СВ-ЮЗ. В заполнении ямы встречена зола, уголь и отдельные пережженные кости. Глубина погребения от уровня зачистки до 0.32 м. В центральной ее части находился груболепной горшок (рис. 5:13), стоявший вверх дном. Нижняя часть горшка разрушена, внутри него лежало несколько пережженных костей, что дает основание отнести данное погребение к типу урновых.

Погребение 18. Помещено в яму округлой в плане формы, диаметром около 0.8 м. Глубина погребения от уровня зачистки до 0.3 м. В заполнении встречены: зола, уголь и пережженные кости. В центральной части ямы на глубине 0.21 м найдена одна стеклянная посеребренная бусина.

Погребение 19. Помещено в яму удлиненной в плане формы, размером около 0.6 х 1.5 м. Она ориентирована по линии СЗ-ЮВ. Глубина погребения от уровня зачистки до 0.25 м. Заполнение ямы сильно насыщено золой. В северо-западной части встречены угли, здесь же на глубине 0.15 м находился обожженный камень. Мелкие пережженные кости и фрагменты груболепной керамики встречены по всей яме. Найден всего один обломок железного предмета (рис. 1:13,4).

Cтраница 2

На территории Юрковичского могильника из уничтоженных погребений происходят стеклянные посеребренные и бронзовая бусины (рис. 1:5-7), бронзовое колечко (рис. 1:8) и отдельные образцы груболепной посуды (рис. 1:2,9).

По результатам двух лет раскопок можно составить определенное представление об исследованном памятнике. Все погребения в Юрковичах совершены по обряду трупосожжения на стороне. Погребальные ямы благодаря зольно-угольному заполнению довольно четко фиксировались на фоне материка, что позволило определить не только их размеры, но и форму. Погребения в Юрковичах помещены в округлые (9) и удлиненные (10) ямы. Диаметр округлых ям обычно не превышает 0.5-0.6 м, хотя есть и большего размера (погребение 13). Удлиненные ямы, как правило, овальной в плане формы размером 0.95-1.55 х 0.6-0.8 м. Реже встречаются удлиненные ямы большего размера (погребения 11, 14, 15). Одна из удлиненных ям имеет близкую к трапециевидной форму с закругленными углами (погребение 17). Ориентировка удлиненных ям, в основном, по линии С-Ю (7 погребений). Два погребения (погребение 8 и 19) ориентированы по линии СЗ-ЮВ и одно – СВ-ЮЗ (погребение 17). Пережженных костей в захоронениях найдено различное количество, от нескольких единиц до нескольких десятков.

Определение костных останков из трупосожжений Юрковичского могильника выполнено Т.В. Томашевич (НИИ антропологии МГУ). Установлено, что почти во всех погребениях захоронены останки взрослых людей и значительно реже, подростков (погребения 5, 6, 13?). В погребениях были произведены индивидуальные захоронения. Исключением является лишь погребение 14, где находился прах 30-35-летней женщины и ребенка в возрасте 1-2 года. Согласно костным останкам, предположительно, мужские захоронения были произведены в погребениях 2,6, 10,12, а женские - в погребениях 11, 13? и 14. Кости животных в трупосожжениях Юрковичского могильника не выявлены.

Остатки кремации рассыпаны, как правило, по всей могильной яме вместе с остатками погребального костра. Зола и уголь отсутствовали только в двух погребениях (погребение 3 и 4), но оба они почти полностью разрушены. В двух случаях отмечены пятна красноватой охры (погребение 14 и 15). Большинство погребений Юрковичского могильника относится к типу ямных и только в двух случаях остатки сожжений помещены в горшки-урны (погребения 8 и 17).

Ни одно из погребений на территории могильника не перекрывало друг друга: хотя: например, погребения 9 и 12 расположены почти вплотную. Видимо над захоронениями были какие-то надмогильные знаки, которыми могли служить столбы. Так, вокруг погребения 16 у западной: восточной и южной стенок прослежены следы четырех столбовых ям. Следы подобных столбовых ям неоднократно отмечались в трупосожжениях других зарубинецких могильников [5].

Весь погребальный инвентарь не несет на себе следов воздействия огня. Среди инвентаря преобладает керамика. В семи погребениях найдены 9 горшков (погребения 5, 8, 11, 12, 14, 15, 17), причем в двух из них стояло по два сосуда (погребения 14 и 15). Правда полностью сохранились не все сосуды, так как часть из них разрушена давлением грунта или во время строительных работ. Все горшки груболепные и изготовлены из теста с примесью дресвы. Часть сосудов очевидно была специально вылеплена для погребений, на это указывают их небольшие размеры.

Все горшки Юрковичского могильника округлобокие с плавно отогнутыми наружу венчиками, часто орнаментированными по краю пальцевыми вдавлениями или насечками. Максимальное расширение тулова, как правило, приходится на верхнюю часть высоты. Три сосуда имеют орнамент и по тулову. Около половины горшков покрыто с наружной стороны штриховкой. В погребениях также найдены фрагменты миниатюрной стопки (погребение 1) и диска-сковородки (погребение 19). Обломки груболепной посуды отмечены в семи случаях, однако здесь следует учитывать сохранность этих погребений. Ритуал помещения в могилу битой посуды более менее уверенно можно связать с погребениями 9, 12, 16 и 19.

Второй категорией находок по массовости в Юрковичах являются стеклянные бусы. Они встречены в шести погребениях (погребения 2, 3, 11, 13, 15, 18), всего 37 экземпляров. Еще пять стеклянных и одна бронзовая, как отмечалось выше, найдены вне погребений. Для сравнения отметим, что в Чаплинском могильнике бусы имелись в 13% всех захоронений [6]. Еще реже они встречаются в других могильниках зарубинецкой культуры. Бусы из Юрковичей в подавляющем большинстве посеребренные (31 из 37), от 2 до 5 мм в диаметре. Они относятся к типам 1 а, 1 б и 5 античных стеклянных бус с металлической прокладкой, по классификации Е.М. Алексеевой [7]. Известны также шаровидные бусины из голубого стекла и две синие с белыми глазками (рис. 4:2, 6).

Из пяти погребений (погребения 2, 6, 8, 12, 13) происходят фибулы различной конструкции и их обломки. Сравнительно хорошо сохранилась небольшая железная фибула из погребения 8 (рис. 4: 10). Ее длина - 4.7 см. Она проволочная среднелатенской схемы и близка типу G/Hпо Й. Костшевскому [8]. Схожая по конструкции фибула, видимо, лежала и в погребении 12. Фрагменты железных и бронзовых фибульных пружин найдены в погребении 6 и 13. Железная подковообразная фибула из погребения 2 сохранилась в обломках и имела диаметр около 9.5 см (рис. 3: 8). Аналогичные изделия сравнительно часты в погребениях Чаплинского могильника [9].

К предметам вооружения относится железный втульчатый наконечник копья с листовидным пером из погребения 2 (рис. 3: 17). Его общая длина составляет не менее 28 см. На внутренних стенках полуразрушенной втулки наконечника сохранились отпечатки древка. Подобные наконечники копий известны в Чаплине и других зарубинецких могильниках [10]. Железные ножи найдены в двух погребениях (погребение 2 и 11). Нож из погребения 11 довольно массивный. Его длина достигает 26 см, а ширина лезвия - 3.5 см. На черенке ножа сохранились следы костяной ручки, прикрепленной к нему двумя заклепками (рис. 4:11). В археологической литературе экземпляры таких размеров обычно считаются боевыми [11].

Юрковичский могильник до сих пор является единственным достоверным погребальным памятником рубежа н.э. на территории Посожья. Наибольшую близость он обнаруживает в погребальных комплексах верхнеднепровского варианта зарубинецкой культуры типа Горошков-Чаплин. Здесь, как и в Юрковичах, погребения совершались по обряду трупосожжения на стороне и помещены в ямы двух типов: округлые и удлиненные. Однако, в зарубинецких могильниках Верхнего Поднепровья сожжения в удлиненных ямах, ориентированных по линии С-Ю, редки. Большинство юрковичских погребений ориентировано перпендикулярно руслу р. Сож на этом участке (рис. 1А), что является специфической чертой не верхнеднепровских, а среднеднепровских зарубинецких могильников [12]. В Юрковичах впервые для рубежа н.э. Верхнего Поднепровья зафиксированы урновые захоронения. До сих пор они были известны только в Припятском Полесье и Среднем Поднепровье [13]. Отличительной чертой Юрковичского могильника является господство погребений с остатками погребального костра, что не характерно для зарубинецкой культуры. В большинстве зарубинецких захоронений пережженные кости очищены от угля и золы. В Чаплине сожжения с остатками погребального костра составляют около 30%, заметно возрастая на заключительном этапе функционирования данного могильника [14]. Последние становятся типичными уже в позднезарубинецкое время [15]. Известны в зарубинецкой культуре и отдельные случаи положения в могилы кусочков охры [16].

Почти весь погребальный инвентарь Юрковичского могильника идентичен зарубинецкому, особенно Чаплина. Однако есть и немало отличий. Так, обращает на себя внимание полное отсутствие в Юрковичах образцов лощеной посуды, которая является неотъемлемой частью погребального инвентаря всех зарубинецких могильников. Ни разу в юрковичских погребениях не встречены и такие виды зарубинецкой посуды: как миски и кружки. Не свойственны для зарубинецкой культуры груболепные горшки со штрихованной поверхностью.

Для определения возраста раскопанной части Юрковичского могильника сравнительно мало узкодатируемых вещей. Фибулы среднелатенской схемы типа G/H-Костшевского близкие экземпляру из погребения 8 широко представлены в памятниках Центральной и Восточной Европы, где они наиболее характерны для Латена Д1, т.е. датируются в пределах второй половины II-середины Iвв. до н.э. [17]. Довольно широко датируются стеклянные бусы. Отметим лишь, что посеребренные, бусы типа 1а по Е.М. Алексеевой преобладали во IIв. до н. э. - Iв. н.э., типа 1б появились в конце Iв. до н.э. и наиболее распространены в I-IIвв. н.э., тип 5 диаметром 2 мм характерен для II-Iвв. до н.э. [18]. В Чаплине стеклянные бусы наиболее массовы в ранних погребениях. Л.Д. Поболь считает, что сокращение поступления античного импорта в позднелатенский период связано с разгромом Ольвии в 50-е годы до н. э. [19]. Остальные предметы из Юрковичей, хотя и имеют зарубинецкие аналоги, однако не являются узкодатирующими. Груболепной горшок со штрихованной поверхностью из разрушенного погребения (рис. 1:9) имеет прямые аналогии в позднезарубинецких памятниках I-IIвв. н. э. типа Грини-Вовки [20]. Судя по сохранившейся верхней части, подобный сосуд находился и в погребении 2 Юрковичского могильника (рис. 3:15), что позволяет говорить о функционировании этого памятника еще в начале позднезарубинецкого периода.

Таким образом, погребальный обряд и инвентарь Юрковичского могильника сочетает в себе черты, свойственные как зарубинецким, так и позднезарубинецким памятникам. Исходя из этого, Юрковичи отражают процесс трансформации классической зарубинецкой культуры Верхнего Поднепровья в позднезарубинецкую. Однако, если не все, то значительная часть погребений Юрковичского могильника в хронологическом плане соответствует заключительным фазам Чаплина, верхняя дата которого не выходит за пределы середины Iв. н. э. [21]. Материалы, датируемые не ранее IIв. до н. э. и не позднее IIв. н.э. в Юрковичах отсутствуют, поэтому наиболее вероятная дата памятника - Iв. до н. э. - Iв. н. э. Иными словами специфика Юрковичского могильника не только в его переходном характере. В настоящее время в Нижнем Посожье выделена особая чечерская группа зарубинецкой культуры, к которой и относится данный памятник [22].

К погребальным памятникам зарубинецкой группы типа Кистени-Чечерск А.М. Обломский отнес местонахождение в урочище Стрелица и д. Рудня Шлягинская Ветковского района Гомельской области [23]. Здесь же расположены следы поселения эпохи неолита и грунтового могильника среднеднепровской культуры бронзового века, где в 1962-1967 гг. вели раскопки Е.Г. Красковская и И.И. Артеменко. Памятник расположен на левом берегу р. Сож, в 1.5-1.7 км на юго-запад от д. Рудня Шлягинская и в 1 км севернее д. Юрковичи. И.И Артеменко обнаружил здесь четыре скопления груболепной керамики раннего железного века, которые он интерпретировал как остатки трупосожжений. Основанием для этого послужило нахождение среди фрагментов одного из сосудов золы и мелких пережженных костей [24]. Металлические изделия и украшения в скоплениях не выявлены. Л.Д. Поболь отнес данный памятник к позднезарубинецкому времени, указав на близость керамического комплекса из Стрелицы "керамике городищ раннего этапа зарубинецкой культуры данной территории" [25].

Следует заметить, что А.М. Обломский считает Стрелицу единственным памятником, где зарубинецкая керамика чечерской группы (типа Кистени-Чечерск) найдена в "чистом виде" [26]. Действительно, керамический комплекс Стрелицы (рис. 6) очень близок чечерской группе. Однако, местонахождение Стрелица находится всего в 1 км от выше указанного Юрковичского могильника. Если они синхронны, то становится непонятной существенная разница между ними в погребальной обрядности. Кроме того, в Стрелице явно доминируют груболепные горшки больших размеров (рис. 6: 2, 3, 7, 11), которые совсем не известны в Юрковичском могильнике. Пережженные кости из Стрелицы не подвергались антропологическому определению, да и выявлены они только в одном скоплении керамики. Поэтому нельзя исключить, что это обожженные кости животных, а значит стрелицкие скопления керамики могли и не быть следами погребений. Если Стрелица и представляет собой остатки грунтового могильника, то тогда этот памятник следует датировать позднее, чем Юрковичи. К сожалению погребальные памятники раннеримского времени на территории Нижнего Посожья до сих пор не выявлены.

Cтраница 3

Литература.

1. Романов Е.Р. Археологический очерк Гомельского уезда // Записки Северо-Западного отделения Русского географического общества. Вильна, кн. 1.1910.

2. Кухаренко Ю.В. Памятники зарубинецкой культуры в области Верхнего Поднепровья // МИА, вып. 70. М.-Л., 1959. С.22-31.

3. Макушников О.А. Работы в Гомельском Посожье // АО-1982. М., 1984. С. 336.

4. Драбышэўскі А.І. Исследования в Ветковском и Чечерском районах Гомельской области //АО-1985. М., 1987. С. 447-448; он же. Исследования в Гомельском Посожье // АО-1986. М., 1988. С.359; он же. Юрковичский могильник в Гомельском Посожье // Первая Гомельская областная научная конференция по историческому краеведению (тезисы докладов). Гомель. 1989. С. 80-81.

5. Кухаренко Ю.В. Зарубинецкая культура // САИ. вып. Д1-19. М.,1964. С. 13.

6. Поболь Л.Д. Славянские древности Белоруссии. Мн., 1971. С. 135.

7. Алексеева Е.М. Античные бусы Северного Причерноморья // САИ, вып. Г1-12. М., 1978. С.29-31.

8. Kostrzewski J. Die ostgermanische Kultur der Spätlatènzeit. Leipzig. 1919. S. 21, 22. Abb. 7, 8.

9. Поболь Л.Д. Славянские древности Белоруссии. Мн., 1971. С. 105.

10. Поболь Л.Д. Славянские… С. 101-105.

11. Казакявичюс В. Оружие балтских племен II-VIIIвеков на территории Литвы. Вильнюс. 1988. С. 82.

12. Максимов Е.В. Среднее Поднепровье на рубеже нашей эры. К., 1972. С. 121.

13. Кухаренко Ю.В. Зарубинецкая культура // САИ, вып. Д1-19. М., 1964. С. 14.

14. Поболь Л.Д. Славянские… С. 80-83.

15. Обломский А.М., Терпиловский Р.В. Среднее Поднепровье и Днепровское Левобережье в I-IIвв. н.э. М., 1991.

16. Поболь Л.Д. Славянские… С. 85-86.

17. Dabrowska Т. Wczesne fazy kultury przeworskiej. Chronologia-zasieg-powiasazania. Warszawa. 1988. S. 303, 305.

18. Алексеева Е.М. Античные… С. 29, 31. Рис. 10.

19. Поболь Л.Д. Славянские… С. 138.

20. Горюнов Е.А. Ранние этапы истории славян Днепровского Левобережья. Л., 1981. Рис. 10.

21. Каспарова К.В. Поздняя фаза зарубинецких могильников // Культура Восточной Европы Iтысячелетия. Куйбышев. 1968. С. 5-25.

22. Драбышэўскі А.І. Памятники зарубинецкой культуры Белорусского Посожья // Час, помнікі, людзі: Тэз. дакл. міжнарод. канф. Мн., 1993. С. 30-33.

23. Обломский А.М. Верхнеднепровский вариант зарубинецкой культуры: Автореф. дис. канд. ист. наук. М., 1983.

24. Артеменко И.И. Отчет о работе Белорусского отряда Приднепровской экспедиции ИА АН СССР в 1964 г. Архив ИА АН СССР. Р-1, № 2875.

25. Поболь Л.Д. Археологические памятники Белоруссии. Железный век. Мн., 1983. С. 237, № 134.

26. Обломский А.М., Терпиловский Р.В. Среднее Поднепровье и Днепровское Левобережье в I-IIв. н. э. М., 1991. С. 98.

Cтраница 4

Рис. 1. А (1 - поселение у дд. Шерстин-Юрковичи; 2 - могильник Юрковичи; 3 - урочище Стрелица). Б - план могильника Юрковичи. В (1, 3, 4 - погребение 19; 2, 5, 9 - из разрушенных погребений).

Fig. 1. А (1- settlement Sherstin-Jurkowichi; 2 - cemetery Jurkowichi; 3 - site Strelica); Б - plan of cemetery Jurkowichi. В (1, 3, 4 - grave 19; 2, 5, 9 - from destruction graves).

Рис. 2. Планы погребений могильника Юрковичи.

Fig. 2. Plans of graves from cemetery Jurkowichi.

Рис. 3. Инвентарь погребений Юрковичского могильниха.(1-4 - погребение 1; 5-7 - погребение 4; 8-14 - погребение 2).

Fig. 3. Stuck graves of cemetery Jurkowichi. (1-4 - grave 1; 5-7 - grave 4; 8-14 - grave 2).

Рис. 4. Инвентарь погребений Юрковичского могильника. (1 - погребение 5; 2 - погребение 3; 3 - погребение 6; 4, 6, 9, 11- погребение 11; 5 - погребение 10; 7 - погребение 12; 8, 10 - погребение 8).

Fig. 4. Struck graves of cemetery Jurkowichi. (1- grave 5; 2 - grave 3; 3 - grave 6; 4, 6, 9, 11 - grave 11; 5 - grave 10; 7 - grave 12; 8, 10 - grave 8).

Рис. 5. Инвентарь погребений Юрковичского могильника. (1- погребение 12; 2, 4, 6, 7 - погребение 14; 3, 9 - погребение 13; 5, 8, 10-12, 14 - погребение 15; 13 - погребение 17).

Fig. 5. Stuck graves of cemetery Jurkowichi. (1- grave 12; 2, 4, 6, 7 - grave 14; 3, 9 - grave 13; 5, 8, 10-12, 14 - grave 15; 13 - grave 17).

Рис. 6. Груболепная керамика из местонахождения в урочище Стрелица (раскопки И.И.Артеменко).

Fig. 6. Pottery from cite Strelica (excavation by І.І. Artjomenko).

Статья опубликована: Драбышэўскі А.І. Погребальные памятники рубежа н.э. Нижнего Посожья // Гістарычна-археалагічны зборнік. - № 9. - Мінск, 1996. - С. 119-129.